В начале XIX в. мало кто слышал о небольшом городе Нью-Йорке, но всего через 100 лет стало трудно найти человека, который бы не знал о нем. Ситуация повторяется. Сейчас мало кто в мире слышал о небольшом регионе в дельте реки Янцзы. У этого региона пока нет даже устоявшегося имени, и мало кто может найти его на карте. Но скоро это изменится. Происходит процесс, беспрецедентный в истории человечества, — никогда ранее не формировался город такого масштаба. Рождается первый в мире гигаполис.

Дельта Янцзы — уникальное место. На небольшой территории размером примерно 300 на 200 км возникли такие мегаполисы, как Шанхай, Ханджоу и Нантинь (Нанкин). Кроме них на этой территории находится 20 крупных городов с населением свыше 3 млн. Общее население превышает 100 млн человек, а ВВП — более $1 трлн, немногим ниже Нью-Йорка. Регион стал экономической столицей Китая. Какие обстоятельства сформировали эту уникальную территорию? У местных жителей есть две отличительные черты: невероятное даже по китайским меркам трудолюбие и склонность к предпринимательству. Есть различные теории происхождения этих качеств, но особое место среди них занимает теория рисовой культуры.

Как минимум в последние 6000 лет на этой территории, богатой плодородными наносными почвами, доминировало рисоводство. Рис требует безостановочной упорной работы — мало какая другая сельскохозяйственная культура может сравниться с ним по трудоемкости. На протяжении сотен поколений в условиях жесточайшей конкуренции выживали те, кто был готов трудиться не покладая рук. В то же время рис способствовал возникновению традиции собственников и предпринимателей. Рис требует внимательного ухода и очень высокой ответственности. Например, если уровень воды в поле лишь на несколько сантиметров превысит нужную отметку, урожайность может упасть наполовину. Недостаток же воды за день уничтожит весь урожай целиком. Из-за своей чрезвычайной чувствительности и требовательности рис может выращиваться только собственником. Так как рабы не могли преуспеть в рисоводстве, рабовладельческий строй здесь был быстро вытеснен более прогрессивными формами организации труда; сформировались устойчивые традиции права собственности.

Все это вместе с невероятно высоким уровнем конкуренции и технологической сложностью процесса выращивания риса создало среду, поощряющую предпринимательство. Крестьяне, которые могли повысить производительность земли путем улучшения системы мелиорации или выбора правильной комбинации сортов семян, получали конкурентное преимущество. В этих условиях интенсивный естественный отбор за 6000 лет сформировал трудовую этику и культуру предпринимательства, которые позволили этому региону в полной мере воспользоваться результатами экономических реформ последних 40 лет и стать одним из главных локомотивов китайской экономики. Когда Ден Сяопин произнес: «Богатеть — это благородно», жители региона восприняли это как руководство к действию. Дельта Янцзы превратилась в один из ведущих мировых производственных кластеров.

Но это лишь середина пути. Теперь перед этой территорией стоит задача стать крупнейшим городом планеты. Понимая, что без развитой системы транспорта невозможно построить эффективную экономику, последние 10 лет государство целенаправленно создавало здесь транспортную инфраструктуру, строя бесчисленные хайвеи и ветки метро. Был запущен единственный в мире коммерческий поезд на магнитной подушке, развивающий скорость до 450 км/ч и доставляющий до аэропорта менее чем за 8 минут. Ключевым элементом транспортной системы стали сети скоростных железных дорог, соединяющие три мегаполиса региона — Шанхай, Нантинь и Ханджоу. На это было потрачено более $100 млрд. Инвестиции были оправданны: новые поезда, развивающие скорости до 300 км/ч, сократили путь между любой парой городов в регионе с 5-10 до 1-2 часов. Это немногим более, чем тратит среднестатистический житель Москвы или Нью-Йорка, чтобы добраться до работы. Фактически создан единый гигантский город, гигаполис, с населением более 100 млн человек.

Транспортная инфраструктура, в особенности скоростные железные дороги, объединили разрозненные части в единое целое. Возросшая транспортная доступность создала колоссальную добавочную стоимость. Уже растет стоимость недвижимости, которая раньше была в пяти часах езды от центра Шанхая, а теперь всего в часе. Повышается мобильность рабочей силы и талантов — у компаний и университетов открывается доступ к гораздо более широкому кругу людских ресурсов. Это меняет ментальность людей: вчерашний провинциал становится жителем столицы. У сотни миллионов людей меняются мировоззрение, модель поведения и цели. Значение величины города трудно переоценить. Достигнув определенного критического размера, города проходят качественную трансформацию. Если бы Нью-Йорк не был крупнейшим городом Америки, в нем не появились бы Бродвей, Карнеги-холл и Уолл-стрит. Париж бы вряд ли получил Эйфелеву башню, а Москва — Большой театр.

Сейчас трудно сказать, какие качественные трансформации будут происходить в возникающем гигаполисе: исторические прецеденты отсутствуют. Может быть, это приведет к созданию крупнейшей в мире биржи на базе Шанхайской. А может, на базе местных университетов образуется всемирно известный исследовательский центр. Но наверняка особенностью возникающего гигаполиса станет его многообразие. Он включает в себя множество непохожих городов: Шанхай — мировой финансовый центр, оазис западной культуры и крупнейший в мире торговый порт, Ханджоу — центр предпринимательства и стартапов, родина компании Alibaba, Нантинь — древняя китайская столица и культурный центр, Суджоу — не менее древняя столица и туристическая Мекка Китая и еще сотни крупных и не очень городов со своими культурными, историческими и языковыми особенностями. Теперь все это стало одним городом.

источник

 

(Visited 12 times, 1 visits today)